Я больше не пытался отключиться, но постоянно чувствовал гнетущее желание остановиться прямо вот тут
и лечь спать на обочине.
Временами оно было настолько сильным, что мне тяжело было ему сопротивляться,
но я думал лишь о пятидесяти километрах и говорил себе:
еще немного и отдых, а там всего чуть-чуть, всего сто пятьдесят километров и ты дома. Всего.

Идея проехать 400 километров за один раз уже давно маячила перед нами с Ильёй. В прошлом году она начала постепенный переход из чего-то эфемерного в более реальное, но лишь в этом году превратилась в конкретную цель.

Трек: Strava

После того, как мы проехали предыдущие бреветы на 200 и 300 километров, которые были далеки от простых за счёт большого количества плохих дорог, у меня сложилось впечатление, что бревет на 400 километров, который мы собирались проехать по асфальту, будет ничем не сложнее трехсоткилометрового маршрута с большим количеством грейдеров. И в этих мыслях было определенное рациональное зерно, ведь маршрут, который Илья ласково назвал “Омерзительные триста”, мы проехали за 21 час, а бревет, о котором пойдет речь сегодня, был преодолен менее, чем за 24 часа. Но все же, я не учел один маленький нюанс, который стал для нас (или по крайней мере для меня) самой сложной частью поездки. Сложной настолько, что было несколько моментов, когда моя вера в то, что я в состоянии это преодолеть, сходила на нет. Но обо всем по порядку.

Когда нет времени, чтобы остановиться и сделать фото.

Старт бревета мы назначили в пятницу на семь вечера. Маршрут мы выбрали относительно скучный: туда-обратно по одной и той же дороге, трассе Р56 Новгород – Псков. Выбрали именно эту трассу мы неспроста – там везде идеальный асфальт, а трафик при этом очень небольшой. Ради этого мы даже пожертвовали идеей кругового маршрута. И в общем-то даже не пожалели об этом впоследствии.

А кто тут у нас Толстиково?

К вечеру жара, установившаяся в последние дни, уже спала и из города мы выехали в комфортных условиях. Впереди ждал участок дороги, который я ненавижу до чёртиков – трасса на Шимск. Это абсолютно прямая дорога с чудовищным количеством автомобилей в летнее время года из-за дачников, которые прутся в Новгородскую и Псковскую области преимущественно из Санкт-Петербурга. А как мы все хорошо знаем, питерские водители – это страшное зрелище. Разумеется, по дороге в Шимск не обошлось и без ветра, который постоянно менялся с бокового на встречный, но все же до Шимска мы долетели довольно быстро и без остановок. Ведь что может быть более мерзким, чем остановка на Шимской трассе?

Следуя за уходящим солнцем.
Мгновение тишины.

Мы остановились на заправке, закинулись кофейком с хот-догами и двинулись дальше. Жуткий трафик остался позади, и количество автомобилей на дороге заметно уменьшилось. Солнце уже практически скрылось за горизонтом, но на улице всё ещё было светло, ведь сейчас были те самые белые ночи. Следующую остановку мы устроили в Сольцах, на 75 километре нашего пути. Здесь была последняя АЗС, следующая ждала только в Порхове, поэтому мы решили ее не пропускать, купили воды и немного лимонада. Долго рассиживаться тут мы не стали, да и комары заметно ускорили наш отдых.

Добро пожаловать в ночь.
Позирует.
Время на отдых.

Ближе к полуночи на улице наконец-то стало достаточно темно и Илья включил переднюю фару на велосипеде. Свою я включать не стал, она мешала Илье, да и дорога тут была отличная, мне вполне хватало света велосипеда передо мной. На улице начало постепенно холодать и время от времени мы въезжали в холодные зоны, как правило – участки с туманом, где по всему телу пробегали мурашки.

Нуарный Илья.

Я начал подмерзать, и мы устроили короткий отдых, чтобы я мог переодеться, а заодно и намазать свои пятые точки кремом от натирания, покупкой которого я озаботился после приключений в предыдущем бревете на 300 километров. В целом, можно сказать, что крем со своей задачей справлялся на четыре с минусом. Но все же справлялся.

В какой-то момент трасса Р56 уснула – мы ехали на велосипедах в опьяняющей тишины летней ночи по трассе, где машина появлялась лишь раз в полчаса, ненадолго освещая сосновый лес яркими лучами фар. И в этот момент я совершил роковую ошибку – выключил музыку и решил насладиться абсолютной тишиной, лишь немного разбавленной негромким пением ночных птиц. Поначалу все шло прекрасно, а затем я понял, что начинаю засыпать. Да, в это сложно поверить, но даже крутя педали можно отключиться и заснуть. Осознав, что происходит я снова включил музыку и попытался подпевать, чтобы отогнать сон. Но эффективность моих стараний была минимальной.

Участков с туманом становилось все больше, а температура на улице падала все ниже и ниже. Полноценный перерыв на отдых мы устроили в десяти километрах от Порхова, ровно в два часа ночи. Кстати участок трассы Р56 между Боровичами и Порховом опечалил нас относительно большим (для двух часов ночи) трафиком. Потом мы выяснили, что здесь проходит дорога от Е95 до Великих Лук, а потому и машин больше. Благо участок этот довольно короткий.

В Порхове мы были в три часа ночи (или утра?), и к этому моменту на улице было уже довольно светло, так что мы благополучно отключили фары и теперь спокойно ехали практически как днём. Первая половина нашего пути постепенно подходила к концу. Оставшийся участок (до середины маршрута) в 50 километров мы ехали без остановок. И с этого момента мы решили выработать распорядок: остановка раз в пятьдесят километров.

Почти двести!
Утро в сосновом лесу.
С первыми лучами солнца.
Доброе утро!
Лучшее время суток.

Середина маршрута пришлась аккурат на деревню Андрюшино, а потому маршрут обзавелся соответствующим названием “Андрюшино райд”. Психологически половина дистанции была очень важной вехой для нас с Ильей: теперь мы возвращались обратно домой, а позади уже было двести километров, которые дались довольно легко. И теперь казалось, что маршрут мы преодолеем без особых сложностей. Но лишь казалось.

Половина!
Поле в деревне Андрюшино.
Даже с десятого дубля не получилось нормально сфотографировать.

Утром на улице было довольно прохладно, компьютер показывал температуру в 12 градусов. Я чувствовал себя не очень комфортно и мне хотелось, чтобы солнце поднялось выше и стало теплее, но в то же время я помнил, что сегодня по прогнозу днем температура должна была подняться выше 30 градусов. И это обещало превратить дневную часть маршрута в настоящий ад.

Мы двигались в сторону Порхова, где планировали устроить отдых по нашему распорядку. Где-то посередине этого участка началась моя изнурительная борьба со сном, который теперь вел совсем другую захватническую тактику. Я больше не пытался отключиться, но постоянно чувствовал гнетущее желание остановиться прямо вот тут и лечь спать на обочине. Временами оно было настолько сильным, что мне тяжело было ему сопротивляться, но я думал лишь о пятидесяти километрах и говорил себе: еще немного и отдых, а там всего чуть-чуть, всего сто пятьдесят километров и ты дома. Всего.

В Порхове мы остановились около местного супермаркета, который, к счастью, только что открылся. По традиции в российских городах нет скамеек, но для нас это уже не было проблемой: мы просто легли прямо на асфальте, а мимо проходили порховчане, бросая на нас удивленные взгляды.

После отдыха и плотного перекуса, мы вновь уселись на велосипеды и двинулись дальше. Еще пятьдесят километров, всего пятьдесят километров, всего чуть-чуть, а потом еще сто километров и ты дома. Всего.

На этот раз борьба со сном вышла на совершенно другой уровень. Я находился в полусонном состоянии, мои мысли постоянно куда-то уплывали, и я чувствовал как я постепенно погружаюсь в сон. Из-за этого на меня постоянно накатывала ужасающая усталость, мне было тяжело крутить педали, тяжело сидеть, тяжело поднимать голову. Мне было тяжело не спать.

И тогда со мной случилось страшное: я начал считать километры. В бреветах это совершенно неприемлемое занятие, которое рано или поздно загонит тебя в состояние безумия. Ты смотришь на велокомпьютер, а там написано 220 километров. Значит, через тридцать километров отдых. Ты едешь еще какое-то время, а потом снова смотришь на компьютер. 220 километров. Едешь еще. Смотришь. 220 километров. Ты начинаешь говорить с собой: ну не может же быть, что я еще не проехал километр. И начинаешь смотреть на него все чаще и чаще. И так ты погружаешься в пучину безумия. В конечном счете, мне удалось прервать этот кошмар – я сказал себе: либо ты перестаешь смотреть на километраж, либо убираешь компьютер в сумку. И я убрал компьютер в сумку.

На этом участке пути Илья довольно сильно отстал от меня, так что к нашему трехсотому километру я приехал один. По счастливому стечению обстоятельств наш запланированный по распорядку отдых выпал аккурат на деревню Ситня, где протекает река с одноименным названием. Здесь под мостом можно было не только искупаться в реке, но и укрыться от безумно палящего солнца. Правда ждать Илью мне пришлось наверху, иначе он наверняка бы проехал мимо.

Река Ситня.

Во время отдыха мы искупались, поели и договорились о том, что оставшиеся сто километров будем ехать участками не по 50 километров, а лишь по 25, ведь усталость и недосып давали о себе знать. Да еще и эта безумная жара…

Нам оставалось всего сто километров, ведь это такой обычный маршрут, сотня… Всего несколько часов. Но когда за спиной триста километров и бессонная ночь, эти несколько часов могут стать настоящим испытанием. И они стали.

Отвлекись.
Следи за полосой.

Больше с Ильей мы не разделялись и все время ехали вместе. Хотя технически мы ехали уже не вдвоем, а втроем – нашим третьим и постоянным спутником стало постоянное и лютое желание спать. Меня оно буквально пыталось сбросить с велосипеда, чтобы через пару секунд отключиться где-нибудь на травке. Честно говоря, из-за этого полуобморочного состояния я не замечал никаких других сложностей: у меня не болели мышцы, натертая пятая точка почти не беспокоила, а жара была не больше, чем маленькой вишенкой на торте самоистязания.

Это не сон.

Жаль, но из-за этого состояния я не смог полностью насладиться маршрутом, который в действительности был довольно живописным. Но все вокруг я воспринимал как какой-то размазанный сон и сейчас, когда я пишу этот отчет, мне очень тяжело вспомнить что-то, кроме расплывчатых образов и вьющейся усыпляющей белой ленты разметки перед колесом велосипеда. Не спи.

Мы снова сидели в Шимске на той же самой заправке. Было очень жарко и я не мог заставить себя съесть хоть что-нибудь. Мне буквально приходилось запихивать в себя еду, перебарывая рвотные позывы. Я о чем-то говорил с Ильей и боялся, что если я замолчу, то я просто упаду и засну. Оставалось всего пятьдесят километров до финиша, но я уже не верил, что смогу их проехать. В моей голове роились мысли о том, как я ложусь спать на газон, а потом за мной приедет кто-нибудь на машине. Я готов был сдаться, но тут Илья предложил мне таблетки кофеина, которые он предусмотрительно взял в бревет, и на этот раз я не стал сопротивляться. К моему удивлению, они сработали и вывели меня из полуобморочного состояния назад к моей ненавистной дороге из Шимска в Новгород. Эффект был отчетливый и довольно сильный, но, к сожалению, примерно через час начал спадать. К счастью, к этому моменту до дома оставалось немногим больше двадцати километров. Дались они тяжело, но все же мы добрались до дома.

Я зашел домой и попытался вести себя как ни в чем не бывало. Я не чувствовал какой-то особенной усталости в мышцах, я уверен, что смог бы проехать еще пару сотен километров, но желание спать буквально сшибало меня с ног. Я пытался выглядеть сильным перед Ирой, спокойно разложил вещи, сходил в душ и даже пытался с ней разговаривать. Но мой мозг просто отключался. В какой-то момент я сказал ей, что прилягу в кровать на пять минут, а проснулся я уже на следующий день.

Это был не сон, мы преодолели с Ильей бревет на 400 километров. И теперь самое время задуматься о том, чтобы проехать 600 километров. Пора, Илья, пора.

Станислав
iwatkot@gmail.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *