Все это создавало ощущение нереальности происходящего:
как будто бы ты не на горе, а на куске земли, парящем в открытом космосе.

И вот оно снова — это ощущение, что ты в полноценном походе. Ты просыпаешься в новом месте и думаешь о том, что ждет тебя дальше.

Трек: Strava

Ты забываешь обо всех остальных проблемах, обычная жизнь остается где-то далеко позади и сегодня весь твой мир — это палатка на склоне горы. Наверное, во многом именно ради этого состояния мы и ходим в походы.

Доброе утро.
На лужайке.

На утро погода была просто прекрасная: над горным хребтом сияло синее небо, а о вчерашних тучах напоминала лишь мокрая трава.

Родник.
Не зная прямых линий.

Сегодня мы уже никуда не спешили: никакого конкретного графика по стоянкам и дистанции у нас не было, мы были абсолютно свободны собираться столько, сколько нам хотелось. Да и обстановка сопутствовала неторопливому утру: нечасто в походе рядом с твоим ночлегом есть стол, на котором можно приготовить завтрак и скамейки, сидя на которых можно было любоваться прекрасным видом и собственно наслаждаться этим самым завтраком.

Палаточный дзен.
Походный завтрак.
Кофе или кумыс?
Остановись мгновение.

Вчерашняя погода напомнила о себе необходимостью долго сушить тент палатки — он был покрыт водой с обеих сторон. Поэтому мы развесили его на заборе и под теплыми солнечными лучами высох он довольно быстро.

Сушим тент.

А потом настало время выдвигаться в путь. Сегодня мы шли уже не по грунтовым дорогам, а по настоящей тропе. Да еще какой: она петляла между огромными скалами, а уклон местами был такой крутой, что приходилось буквально ползти вверх. Зато благодаря этому можно было наслаждаться потрясающими видами.

Попробуй найти тропу.
До цивилизации рукой подать.
Многострадальные саломоны.
Ползем наверх.

Местами у нас появлялось ощущение, что мы и вовсе сбились с пути. Тропа была едва различима среди камней и травы, а уклон был настолько крутым, что становилось немного не по себе. Да и точность маршрута на карте оставляла желать лучшего. Но все же чуть дальше тропа становилась отчетливее и мы понимали, что идем там, где и на

Баланс.
Нагромождения.
Горизонт завален (или нет).
Тяжелый подъем наверх.
Созерцая.
Радуясь.

Несмотря на то, что этот участок тропы был сложным и напряженным (а местами даже страшным), он создавал совершенно особенную атмосферу дикости, когда из намеков на цивилизацию только маленькие домики и игрушечные машины, едущие где-то внизу по крошечной трассе. Но в какой-то момент все это волшебство заканчивается и ты выходишь на обычную грунтовую дорогу. Правда теперь роль волшебника на себя берут совсем другие, но не менее прекрасные горные пейзажи.

Бескрайние просторы.
Разные слои.
На крыше.

Было что-то в этих пейзажах необычное, завораживающее. Постоянно появлялось ощущение, что ты стоишь на краю огромного стола, который то и дело окружают облака и ты буквально видишь эту грань, за которой пустота.

Создавач объем.
На краю мира.

Полагаю, что эти уникальные ощущения были связаны с тем, что горы тут по большей части открытые — без леса, а вокруг постоянно клубятся облака. Иногда было очень тяжело оторваться от зрелища клубящихся облаков за очередным «краем».

Все выше и выше.
Через лес.
Горные жители.

В какой-то момент мы подошли к концу дороги. До этого места многие добираются прямо на машине, оставляют ее и идут на вершину горы налегке. Но мы к этому времени уже изрядно подустали, а между тем мы уже приближались к высоте в 3000 метров.

Пустота.
На краю пропасти.

После того, как дорога осталась позади, мы вышли на тропу, петляющую по открытому склону наверх. И именно на этом участке я испытал свой самый невероятный «горный опыт». Полагаю, словами я не смогу передать весь сюрреализм происходящего, но попытаюсь объяснить то, что в тот момент происходило в моей голове.

Где я?
На краю.

Я назвал этот участок тропой головокружения и это не просто фигура речи. Склон горы был плотно укутан облаками, но не так, чтобы ты постоянно шел сквозь облако и толком ничего не видел. Нет, совсем не так. Облака как будто бы окружили гору на небольшом расстоянии из-за чего ты отчетливо видишь гору, но не видишь ничего вокруг: ни неба, ни земли внизу, только гора. А со всех остальных сторон лишь плотный занавес из облаков.

А где горизонт?

Все это создавало ощущение нереальности происходящего: как будто бы ты не на горе, а на куске земли, парящем в открытом космосе. Но самое удивительное было не в этом. Самое удивительное — это то, что мой вестибулярный аппарат начал сбоить. Посмотрите на фотографию сверху. Посмотрите на фотографию снизу. Не так-то просто даже на статичном изображении понять как за занавесом из облаков расположен горизонт.

Где тут верх, а где низ?

Из-за этого я буквально перестал понимать в какой плоскости я двигаюсь. Да, звучит как бред сумасшедшего, ведь есть сила тяжести, вестибулярный аппарат и так далее, но из-за этих сюрреалистичных картинок, мозг перестал соображать, а я начал ощущать головокружение, особенно когда останавливался и пытался оглядеться вокруг. Полагаю не обошлось здесь и без небольшой дозы горной болезни, хотя я не сказал бы, что ощущал какое-то физическое недомогание.

В космосе.

При этом весь этот спектр ощущений я не могу охарактеризовать как неприятный или тревожный, вовсе нет. Это было что-то необычное, странное, но совсем не плохое. Чем-та эта дезориентация напоминала легкое опьянение, но без каких-либо побочных эффектов. Назовем это легком горным «трипом». Даже сейчас, описывая все это, я думаю лишь о том, что хотел бы вновь испытать эти ощущения.

Но было кое-что, что несколько омрачала этот подъем. По всей видимости кислорода на этой высоте уже было недостаточно для того, чтобы бодро подниматься в гору с тяжелым рюкзаком. При этом у Иры таких проблем не было: она спокойно себе лезла вверх и с каждой минутой уходила все дальше и дальше от меня. А я все чаще останавливался, чтобы перевести дух перед очередным «раундом» ходьбы. И чем выше мы поднимались тем короче были «раунды» и дольше перерывы. В какой-то момент я откровенно начал сдавать и еле тащиться. К счастью, к этому моменту где-то на соседней облачной планете появились едва различимые очертания какого-то здания.

Вид от дверей горного приюта.

Вообще мы не собирались останавливаться в приюте, ведь у нас с собой было все необходимое для ночевки в «диких условиях». Но на высоте оказалось достаточно холодно для того, чтобы мы быстро передумали и решили заночевать в тепле. Хотя, откровенно говоря, найти хоть сколько-нибудь ровное место на этом подъеме было попросту невозможно.

Если вышло солнце, то можно немного погреться.

В самом приюте царила непередаваемая атмосфера. Его существование само по себе казалось чем-то необычным: ведь ты находишься высоко в горах, а рядом кроме скал и облаков нет вообще ничего, откуда здесь взяться целому отелю?

Разделяя момент.
Согреваясь.

Хотя отелем это место назвать можно лишь с большой натяжкой. По сути это что-то вроде хостела, где есть только все самое необходимое: много кроватей, горячий душ и камин. Ну и вино, конечно же.

Уют.
Окно в пустоту.

Когда мы сели возле камина, слушая, как снаружи завывает ветер, все сомнения на счет ночевки в палатке окончательно развеялись. Да и в приюте у тебя не пропадало ощущение приключений. Это не какой-нибудь отель со всеми удобствами, а очень уютное местечко, где ты окружен людьми, которых понимаешь, даже не зная языка на котором они говорят.

Какая еще ночевка в палатке?
Простота.
Закат где-то за облаками.
Над облаками.

На следующее утро мы запланировали подъем на вершину горы, а благодаря тому, что мы остановились в приюте, мы решили сделать это налегке: рюкзаки мы решили оставить в приюте и забрать их на обратном пути. Условия тут спартанские: ночевали мы на двухярусных кроватях в помещении, напоминающем казармы, где помимо нас было еще немало людей. Что ж, зато ночевали мы в тепле и сухости.

Станислав
iwatkot@gmail.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.